МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАЙОННАЯ БИБЛИОТЕКА
»
Хабаровский край, г. Бикин


Версия сайта

Поиск
МЫ в соц.сетях

ВКонтакте   Одноклассники   Mail.ru   Facebook  

Мини-чат


200
Оцените нас
Рекомендуем !
Категории раздела
Новости с мероприятий [338]
Наши КОНКУРСЫ [34]
Архив записей
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Гороскоп
гороскоп
Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ТАКОЕ МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ

КНИЖНЫЙ ДАЙДЖЕСТ

 

Когда-то давно, в шестнадцатом веке, Томас Мор написал произведение под названием «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». В ней Мор описал общество, где все всегда хорошо и спокойно. Благодаря этой книге в литературе появилось понятие "утопия", которое в переводе с греческого языка означает «место, которого не существует».  

В жанре утопия описывается модель идеально устроенного общества, с точки зрения автора. Антиутопия является полной противоположностью, где представлено общество с негативными общественными понятиями. 

Ниже приведены книги, относящиеся к данным направлениям.

 

 

Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»:

«... Как можно больше спорта, игр, увеселений — пусть человек всегда будет в толпе, тогда ему не надо думать. Организуйте же, организуйте всё новые и новые виды спорта, сверхорганизуйте сверхспорт! Больше книг с картинками. Больше фильмов. А пищи для ума всё меньше…

… Если не хочешь, чтобы человек расстраивался из-за политики, не давай ему возможности видеть обе стороны вопроса. Пусть видит только одну, а ещё лучше — ни одной. Пусть забудет, что есть на свете такая вещь, как война. Если правительство плохо, ни черта не понимает, душит народ налогами, — это всё-таки лучше, чем, если народ волнуется… Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперёд, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо «факты», которыми они напичканы, это нечто неизменное. Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения. Ибо это ведёт к меланхолии!»

 

Татьяна Толстая «Кысь»:

«… Зима, - ведь это что? Это как? Это - вошел ты в избу с мороза, валенками топая, чтоб сбить снег, обтряхиваешь и зипун, и задубелую шапку, бьешь ее с размаху об косяк; повернув голову, прислушиваешься всей щекой к печному теплу, к слабым токам из горницы: не погасло ли? - не дай Бог; - рассупонившись, слабеешь в тепле, будто благодаришь кого; и торопливо вздув огонь, подкормив его сухой, старой ржавью, щепками, полешками, тянешь из вороха тряпиц еще теплый горшок с мышиными щами. Пошарив в потайном укрытии, за печью, достаешь сверток с ложицей и вилицей, и опять будто благодарен: все цело, не поперли, вора, знать, не было, а коли и был, дак не нашел. И похлебав привычного, негустого супу, сплюнув в кулак коготки, задумаешься, глядя в слабый, синеватый огонек свечки, слушая, как шуршит под полом, как трещит в печи, как воет, подступает, жалуется за окном, просится в дом что-то белое, тяжелое, холодное, незримое…»


 

Евгений Замятин «Мы»:

«Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу – единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое, миллионорукое тело, в одну и ту же, назначенную Скрижалью, секунду, мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал Тэйлоровских экзерсисов, отходим ко сну...

… Много невероятного мне приходилось читать и слышать о тех временах, когда люди жили еще в свободном, т. е. неорганизованном, диком состоянии… Люди жили без всякого подобия нашей Скрижали, без обязательных прогулок, без точного урегулирования сроков еды, вставали и ложились спать, когда им взбредет в голову…»

 

 

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»:

«Разумеется, новый тоталитаризм вовсе не обязан походить на старый. Управление с помощью дубинок и расстрелов, искусственно созданного голода, массового заключения в тюрьмы и массовых депортаций является не просто бесчеловечным (никто теперь особо не заботится о человечности), но и явно неэффективным, а в наш век передовой техники неэффективность, непроизводительность — это грех перед Святым Духом. В тоталитарном государстве, по-настоящему эффективном, всемогущая когорта политических боссов и подчиненная им армия администраторов будут править населением, состоящим из рабов, которых не надобно принуждать, ибо они любят свое рабство.

… Сам Господь наш Форд сделал многое, чтобы перенести упор с истины и красоты на счастье и удобство. Такого сдвига требовали интересы массового производства. Всеобщее счастье способно безостановочно двигать машины; истина же и красота — не способны… Конечно, истина от этого страдает. Но счастье процветает. А даром ничто не дается. За счастье приходится платить…"

 

 

Джордж Оруэлл «1984»:

«Бог – это власть…

… Прежде всего, вы должны понять, что власть коллективна. Индивид обладает властью настолько, насколько он перестал быть индивидом… Рабство – это свобода. Один – свободный – человек всегда терпит поражение.  Так и должно быть, ибо каждый человек обречен умереть, и это его самый большой изъян. Но если он может полностью, без остатка подчиниться, если он сможет отказаться от себя, если он может раствориться в партии так, что он станет партией, тогда он всемогущ и бессмертен.

… Власть состоит в том, чтобы причинять боль и унижать. В том, чтобы разорвать сознание людей на куски и составить снова в таком виде, в каком вам угодно… Мир страха, предательства и мучений, мир топчущих и растоптанных, мир, который, совершенствуясь, будет становиться не менее, а более безжалостным; прогресс в нашем  мире будет направлен к росту страданий. Прежние цивилизации утверждали, что они основаны на любви и справедливости. Наша основана на ненависти. В нашем мире не будет иных чувств, кроме страха, гнева, торжества и самоуничтожения. Все остальное мы истребим».

 

 

Сьюзен Коллинз «Голодные игры»:

«В Дис­трик­те-12 го­лод­ная смерть не ред­кость. За примера­ми да­ле­ко хо­дить не надо: ста­ри­ки, не способные боль­ше ра­бо­тать, дети из семей, где слишком много ртов, ра­бо­чие, ис­ка­ле­чен­ные в шах­тах. Бро­дил вчера че­ло­век по ули­цам, а се­год­ня, смот­ришь, лежит где-ни­будь, при­ва­лив­шись к за­бо­ру, и не шевелит­ся. Или на Лу­го­вине на­ткнешь­ся. А дру­гой раз толь­ко плач из домов слы­шишь. При­едут ми­ро­твор­цы, за­бе­рут тело. Вла­сти не при­зна­ют, что это из-за го­ло­да. Офи­ци­аль­ная при­чи­на все­гда грипп, пе­ре­охла­жде­ние или вос­па­ле­ние лег­ких…

… У нас, в Дистрикте-12, старость в почете, потому что многие умирают молодыми. Увидев пожилого человека, хочется поздравить его с долголетием и узнать секрет его выживания. Толстякам даже завидуют - они не живут впроголодь, как большинство из нас…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 

Конструктор сайтов - uCoz